01:14 

nica-corey
Отблеск солнца на стали бьёт по глазам, и Марсель видит, как во враз загустевшем воздухе распрямляется рука убийцы. Медленно-медленно, но Рокэ всё равно не успевает уйти от удара, он не успеет даже увидеть, а кричать уже поздно... Марсель не думает, просто тело всё делает само, толчком бросив себя между Вороном и кинжалом.
Замедлившееся было время вдруг срывается в галоп, в груди вспыхивает острая - не продохнуть - боль, камни мостовой рвутся навстречу.
- Марсель!!!
Это что, Рокэ так кричит?.. Звук удара, лязгает о камни сталь, вскрик, ругательство, ещё какой-то шум... или это дождь пошёл? Наверное, иначе почему лежать вдруг становится так мокро.
- Марсель! - последнее, что он слышит, это отчаянно зовущий его голос, который кажется странно знакомым, но вот кому он принадлежит, вспомнить не удаётся. А веки такие тяжёлые, что поднять их нет никакой силы...

...Марсель шёл по дороге. То есть, наверное, это была дорога - он не видел. Было темно и очень холодно. Он очень устал, но сесть и отдохнуть было немыслимо. Виконт точно знал, что ему нужно дойти. Правда, он не помнил, куда, но это не было так уж важно... Главное - дойти. Там, наверное, будет тепло.
- Стой!
Голос был властным, но вряд ли он обращался к Марселю. Он-то никак не мог остановиться.
- Марсель!
Его хватают за плечи, и Марсель вздрагивает. Он забыл, как это - горячие руки.
- Куда это ты собрался?
У человека отчаянные синие глаза, растрепавшиеся чёрные волосы и испачканная кровью рубашка. Он кривит губы в усмешке и тянет Марселя за собой:
- Довольно, капитан, пора возвращаться.
Возвращаться? Марсель не хочет никуда возвращаться, ему нужно идти вперёд! Он дёргается, пытаясь вырваться, но тонкие пальцы сжимаются на его плече мёртвой хваткой.
- Вы намерены драться, сударь? Это глупо, я сильнее.
Темнота вокруг них начинает сжиматься. Дышать трудно, Марсель знает, что не должен останавливаться, ему нужно торопиться, а синеглазый человек не пускает его. Марселю страшно. Он не хочет оставаться в липком холоде, ему надо туда, где свет и тепло!
Собрав все силы, он сбрасывает чужие руки со своих плеч и отталкивает пытавшегося удержать. Тот, не ожидавший удара, отлетает на несколько шагов и с трудом удерживается на ногах. Марсель разворачивается. Надо торопиться. Надо бежать.
- Каррьяра! Да стой же ты! - странный человек не хочет сдаваться, он снова рядом, Марсель сталкивается с яростным синим взглядом, и в голове вдруг всплывает имя.
- Рокэ...
В синих глазах что-то мелькает, не то облегчение, не то радость, не разобрать. Темнота вокруг вдруг сжимается, тянет к Марселю свои щупальца. Почему? Он же ничего не сделал, просто шёл. Холодно, липко, нечем дышать. Надо идти, туда, вперёд может, ещё получится... Сквозь тьму проступает какой-то силуэт, он притягивает к себе, Марсель делает шаг, окончательно переставая соображать...
- Не смей!
Рокэ преграждает ему путь, ладонями с силой толкает в грудь, как Марсель его несколькими минутами раньше. Силуэт впереди виден всё отчётливее, силуэт женщины с длинными волосами и синими - такими же, как у Рокэ - глазами. Марсель откуда-то знает, кто она, и знает, что сопротивляться ей бесполезно. Она ничего не делает, даже не идёт к ним, просто стоит, а Валме охватывает бескрайний липкий ужас. Он не хочет её видеть, не хочет к ней идти, но сил нет, и ещё несколько мгновений он держится на одном упрямстве, а потом ноги подгибаются, в груди жжёт, виконт падает на колени, складывается пополам и заваливается набок.
- Я тебя не отпущу, ты слышишь?!
Рокэ опускается на колени рядом с ним, стискивает руку Марселя, и кажется, что его глаза, в которых мешаются злость, боль и страх - единственное, что удерживает ускользающее сознание виконта. Поздно, поздно, поздно, бьётся в голове. Марсель хватает губами ставший ватным воздух. Рокэ трясёт его за плечи, ругается сквозь зубы по-кэналлийски, снова вскакивает на ноги между Марселем и Синеглазой сестрой смерти.
- Я его не отдам!
Она смеётся негромко:
- У тебя не получится. Он сам пойдёт со мной.
Марсель едва может дышать, но в этот момент внезапно нахлынувшие злость и упрямство перекрывают боль и ужас. Что она себе возомнила, эта синеглазая? Рокэ быстро оглядывается и, видимо, что-то такое замечает в его лице, потому что вдруг усмехается, весело и зло. Выхватывает из-за пояса кинжал, и полоснув по левому запястью, вскидывает окровавленную руку в охраняющем жесте.
Тёмные, очень тёмные на фоне белой кожи капли скатываются по локтю, впитываются в рукав, срываются на землю, вспыхивают на ней золотисто-алыми искрами. Синеглазая отшатывается. Темнота отступает. Ледяные пальцы на горле Марселя ослабевают.
- Он не твой. Это не его время и не его дорога, - голос Рокэ звучит повелительно.
Синеглазая качает головой, что-то говорит, но в ушах шумит, а в груди болит всё сильнее, и Марсель уже не может расслышать её слов, проваливаясь куда-то...

...Марсель открывает глаза. Веки словно налитые свинцом, да и всё тело не лучше. Где он находится, сообразить сразу не получается. Валме делает попытку приподняться, в груди сразу же просыпается тягучая боль, а перед глазами всё плывёт.
- Снова собрались на подвиги, виконт? - знакомый, только чуть хрипловатый голос, склонившееся над ним бледное лицо и железная рука, удерживающая его на подушке. - Извольте лежать смирно!
Прохладная ладонь ложится на лоб.
- Жара нет, - констатирует Рокэ. - Странно, но хорошо. Пей.
Губ касается край стакана. Марсель делает два глотка и устало прикрывает глаза.
- Не спать! - командует Алва. - Я не разрешал тебе закрывать глаза!
Марсель с трудом разлепляет ресницы. Он хочет отдохнуть, зачем Рокэ его мучает?.. Неужели он не понимает, ведь он же тоже бывал ранен...
...Ты уже думал как-то, что он хочет тебя помучить, подсказывает вдруг что-то внутри. А он просто хотел помочь. Когда же это было? Во сне или в бреду привиделось, как видно...
- Пей! - в голосе у Алвы сталь и зимний холод, но рука приподнимает голову Марселя неожиданно мягко и бережно.
Марсель покорно глотает остатки питья. Когда стакан оказывается пустым, Алва ставит его на столик у кровати, а сам, по-прежнему придерживая голову Валме, левой рукой поправляет ему подушку. Рукав сбивается, обнажая повязку на запястье. Это что-то значит, что-то нехорошее, и Марсель, хмурится, пытаясь вспомнить, что именно.
Ворон перехватывает его взгляд, укладывает виконта обратно, поправляет рукав. Тихо говорит:
- А теперь отдыхай.
Валме хочет что-то спросить, но Рокэ качает головой:
- Потом. Всё потом, Марсель. Спи.

URL
   

Заметки на полях

главная