00:22 

Август и ызаржечий хост

nica-corey
Примечание. Идея и первое исполнение принадлежат замечательной Юле, а это просто моя попытка пофантазировать на заданный ею сюжет)
Тут напрочь отсутствует логика и канонная хронология, поэтому все герои примерно одного возраста - от 7 до 13 лет, тогда как в каноне у них разница куда более существенная. Но характеры, надеюсь, получились узнаваемыми.

Итак, история о юном Августе Штанцлере, его плюшевом ызарге, друзьях и недругах.

...С утра шёл дождь, но к полудню небо разъяснилось, и стало почти тепло. Девятилетний Август Штанцлер осторожно шёл по парковой дорожке, старательно обходя лужи, чтобы не замочить новенькие туфли с такими красивыми коричневыми пряжками. К груди мальчик прижимал тоже новенькую, совсем недавно подаренную тётушкой Мартой игрушку. Игрушка была непонятная: странное желтовато-коричневое существо не напоминало ни мишку, ни зайца, ни лису, но и на противную Создателю кошку похоже не было. Отец, увидев тётушкин подарок, поморщился, но Августу непонятный зверь внезапно понравился, и последние три дня он всюду таскал страшилище за собой.
...Из-за живой изгороди, разделявшей дорожки, донеслись приглушенные голоса и смех. Август насторожился, замедлил шаги и на цыпочках подошёл к самым кустам. Впрочем, пришлось тут же досадливо поморщиться – говорили весело, быстро и на совершенно непонятном языке. Ну конечно же!.. Юного Штанцлера чуть не затрясло от разочарования – быть так близко к врагу и не иметь возможности понять, о чём тот договаривается!
В этот самый момент кто-то весьма неласково ткнул Августа под коленку. Он отпрыгнул и развернулся, обрушив на себя с куста целый водопад капель. Перед ним стоял смуглый черноволосый мальчик, младше него на пару лет.
– Шпионишь? – ехидно поинтересовался он.
– Что? – не нашёл ничего лучше, как переспросить, Август.
– Я говорю, ты шпион, – сердито повторил мальчишка.
Он говорил с небольшим акцентом, и это разом напомнило Августу, кто есть кто. Штанцлер задрал нос и спокойно – даже сам удивился – ответил:
– Извини, я тебя не совсем понимаю. Тебе, наверное, надо было лучше учить талиг...
– Чего-о-о? – тонко возмутился малыш.
Август совсем уже было собрался, воспользовавшись замешательством противника, гордо удалиться, но тут с кустов на него посыпался новый дождь брызг, и на дорожку выбрались ещё трое мальчишек. Все они были чем-то неуловимо похожи между собой – смуглые, темноволосые и темноглазые, такие же, как всё ещё обиженно хлопавший глазами малыш.
– Кого я вижу! Виконт Шербкэ, если не ошибаюсь? Какими судьбами? – вожак, высокий стройный мальчик лет тринадцати, сощурился и отвесил Августу вежливый, но при этом какой-то издевательский поклон.
– Он тут шпионил, – непримиримо заявил первый мальчишка, подбородком указывая на Августа.
– Подожди, Диего, – рука главаря легла на макушку малыша, и тот в самом деле замолчал. – Мы лучше спросим самого виконта. Что вы тут делали, дор Август? Выгуливали своего ручного ызарга?
Август подозрительно повёл носом. Кэналлиец говорил на чистейшем талиг и, в отличие от своего маленького приятеля, без акцента, но половина слов всё равно была непонятной. Что за ызарг? И каким ещё дором его, Августа, обозвали? Оскорбление это или нет? Надо запомнить и при случае рассказать взрослым, а пока лучше сделать вид, что он тут просто мимо проходил... совсем случайно. Хотя почему – сделать вид? Так оно и было...
– Я просто гулял, маркиз, – как мог учтиво сообщил Август и сделал маленький шажок вправо, к середине дорожки. – Это ведь не ваш личный парк... Тут все могут гулять, ведь правда же?
– Разумно, – усмехнулся старший мальчик. – Надеюсь, виконт, вы и в дальнейшем будете столь же... разумны. И ваши прогулки останутся такими же... безобидными и впредь.
Это была явная угроза, и у Августа противно зачесалось внутри.
– Алито, да что ты его слушаешь! – хмуро проговорил один из молчавших до сих пор мальчишек, плотный и широкоплечий. – Он тут ходил и вынюхивал, дело ясное. Наверняка хотел на нас опять наябедничать... Мало ему, что у нас лодку отобрали и Серхио чуть не выпороли, он опять хочет!..
Август сделал ещё пару шажков в сторону и мысленно вздохнул с облегчением. Мальчишка сам не подозревал, какой подарок ему только что сделал.
– Маркиз Альмейда, вы что-то путаете, – виконт Шербкэ покрепче прижал к груди своего непонятного зверя и улыбнулся самой вежливой из своих улыбок. – Вы хотите сказать, что это я рассказал маркизу Салине о ваших планах? но ведь это не так, господин Игнасио и господин Мануэль узнали всё от вашего друга, господина Вальдеса, – Август учтиво наклонил голову в сторону младшего мальчика.
Он был уверен, что малыш захнычет, начнёт оправдываться, что старшие накинутся на него с расспросами и упрёками, а его, Августа, ещё и поблагодарят за то, что раскрыл имя настоящего предателя. Сначала ему показалось, что всё получилось как надо. Маленький Вальдес судорожно втянул воздух и растопырил глаза. Но остальные почему-то не спешили обрушить на разоблачённого ябеду град упрёков, а по-прежнему смотрели на Августа. Очень недружелюбно смотрели. Молчавший до сих пор Серхио Салина сплюнул себе под ноги и сказал что-то по-кэналлийски.
Штанцлер на всякий случай попятился, уже не стараясь, чтобы это было незаметно. Ещё попятился, ещё, ещё... Наконец Август решился развернуться к врагам спиной и побежал так быстро, как только позволяли его маленькие ноги в новых щёгольских туфлях с коричневыми пряжками.
***
– Алваро! Алито, он врёт! Ну, я же не нарочно! Ты же знаешь! Я же сам вам всё рассказал! Вы же знаете, как всё было! – Диего Вальдес теребил старшего друга за рукав и от волнения переступал ногами в порядком перемазанных чулках. – Ну правда же!..
Алваро Алва присел перед малышом на корточки и решительно взял его за локти, заставив остановиться и замереть на месте:
– Я знаю, что он врёт. И Серхио знает, и Луис. Это же Штанцлер. Ты что так разволновался, Ди?
– Да-а... – неуверенно протянул малыш. – А вдруг вы поверите...
– Глупый, – Алваро снисходительно усмехнулся и растрепал ему волосы. – Ну, совсем ещё глупый.
– И правда, глупый, – кивнул Серхио. – чтобы мы какому-то гусю лапчатому поверили, а тебе – нет?
– Ты вообще молодец, – добавил Луис Альмейда. – Вон как ловко этого шпиона застукал.
– Так что хватит хныкать, – серьёзно закончил Алваро, поднимаясь на ноги и оглядывая свою команду. – У нас сегодня уйма дел, и никакие гуси нам не помешают!
Диего обрадованно заулыбался.
***
Август Штанцлер бежал по дорожке. Он уже порядком запыхался и раскраснелся, носки его туфель то и дело зацеплялись друг за друга, и виконт Шербкэ чуть не падал, но остановиться не решался.
Августу было обидно до слёз. Ну почему, почему эти мерзкие кэналлийцы опять заставили его спасаться бегством? Ведь это не он, а этот малёк Диего Вальдес рассказал своему отцу и маркизу Игнасио Салине о том, что они с приятелями собирались отправиться в экспедицию по Данару – сначала до Рыбачьих островов, оттуда до Креша, а дальше – как повезёт. И даже лодку приготовили, и еды запасли. правда, старая посудина текла, как дырявое прачкино корыто, но такие самоуверенные типы, как Алваро Алва и Серхио Салина, похоже, уверены, что не потонут. Ну ещё бы, их деревянные головы на плаву удержат!
...И ведь в самом деле рассказал всё Вальдес. А что насели на него с расспросами после того, как Август слегка намекнул родителям кэналлийский выскочек о готовящемся путешествии – так ведь об этом никто не знает! Не могли узнать!
Виконт Шербкэ, наконец, остановился, утёр рукавом лицо, почесал по спинке своего игрушечного зверя (как этот противный Алваро его назвал? Слово какое-то странное, не выговоришь. Наверное, кэналлийское), горестно вздохнул и присел на краешек фонтанного бассейна. В центре бассейна на невысоком постаменте изящно сгибалась девушка с кувшином, из которого бежала струйка воды. Девушка была красивая, и в другое время Август бы не упустил возможности её получше рассмотреть, но сейчас, в расстроенных чувствах, каменная фигурка напомнила только об отцовском подзатыльнике, полученном, когда графу Штанцлеру показалось, что его отпрыск слишком уж внимательно разглядывает обнажённые статуи в дворцовом парке.
Август сидел на кромке бассейна и страдал от несправедливости мира. В это время с противоположной стороны к фонтану вышел мальчик. Судя по выражению его лица, от этой самой несправедливости он страдал ничуть не меньше. Увидев виконта Шербкэ, мальчик на миг остановился, словно споткнувшись, потом, похоже, решил, что восемь бед – один ответ, затолкал кулаки в карманы бархатной курточки, подошёл и сел в нескольких бье, перекинув ноги на другую сторону каменного парапета.
Некоторое время сидели молча. Потом Август, как надлежит дворянину, поздоровался и заметил, что погода сегодня лучше, чем вчера. Мальчик шмыгнул носом, что, очевидно, выражало согласие. Август слегка поморщился – такое проявление чувств было ему неприятно – но решил пока потерпеть. Новое знакомство могло ещё оказаться полезным.
– Вот, возьмите, – Август вынул из кармана и протянул мальчику чистенький плоток с вышитой монограммой. – Вы свой, должно быть, потеряли... И, может быть, представимся друг другу? Я, увы, не имею чести вас знать...
Виконт Шербкэ лукавил. Мальчика он действительно не знал, но догадаться было не трудно: рыжий, в изумрудном камзольчике и с выбивающимися из-под него ярко-розовыми кружевами рубашки – очевидно, это какой-то из многочисленных Манриков.
– Леопольд Манрик, виконт Манро, – ещё раз шмыгнув носом, отрекомендовался тот, подтвердив догадку Августа.
– Август Штанцлер, виконт Шербкэ. Кто вас так расстроил, Леопольд?
– Никто, – пробурчал было тот, но потом с внезапно прорвавшейся обидой добавил: – Все... Никто не хочет со мной играть! Братьям со мной скучно, этот толстый дурак возится только с девчонками, а эти... к этим я и сам больше не пойду! Подумаешь, командующий... Пусть чернявыми своими командует!
В душе Августа легонько затрепетала крылышками надежда. Он осторожно придвинулся чуть ближе к Леопольду и, оставив без внимания братьев и "толстого дурака", поспешил уточнить столь взволновавший его вопрос:
– Кого вы имеете в виду? Неужели... – Август сделал маленькую паузу, как будто сомневаясь, – неужели Алваро Алва?
Манрик зыркнул на него жёлто-коричневыми глазами и коротко кивнул.
– Не может быть, – притворно ахнул Штанцлер.
– Хочешь сказать, я вру?! – физиономия Манрика моментально вспыхнула, сравнявшись по цвету с кружевами.
– Нет-нет, – замахал руками Август, – просто я удивился... Дело в том, что я тоже с ним не поладил, – и, отвечая на вопросительный взгляд Леопольда, пояснил: – Его друг почему-то решил, что я за ними шпионил, а я вовсе просто шёл мимо. А что остановился – так я просто думал, попроситься играть с ними или не надо... Но кэналлийцы всегда верят только друг другу.
– Играть с ними! – Манрик фыркнул так, что с толстых губ полетели брызги. – Очень надо! Этот задавака Алва только и знает, что командовать, а сам ничегошеньки не понимает в игре! Война, война! Можно подумать, это он сам выиграл Двадцатилетнюю, а не его дед! Он его даже и не помнит, а как важничает!
Август сообразил, что речь идёт о легендарном Алонсо Алве, дедушке нынешнего маркиза Алвасете, но понять, чем знаменитый полководец не угодил его новому другу, не смог.
– Конечно, не помнит, – согласился он на всякий случай с Леопольдом. – А поиграть мы можем и без них... Вот, посмотрите, что у меня есть, – и Август протянул новому другу своего странного питомца.
Манрик взял в руки игрушку и стал рассматривать со смесью брезгливости и любопытства на лице. Любопытство победило:
– Кто это?
– Н-не знаю, – признался Август. – Мне его подарила тётушка.
– Это дорогая игрушка? – поинтересовался Леопольд.
Август растерялся. Сам он этим вопросом не задавался, он вообще понятия не имел, дорогие у него игрушки или не очень, и теперь не знал, что лучше. Сказать, что игрушка дорогая? Есть риск быть пойманным на вранье, да и чрезмерно хвастаться деньгами может быть опасно. Ответить, что нет? Ещё нарвёшься на презрение...
– Она мне нравится, – уклонился от прямого ответа виконт Шербкэ и, чтобы отвлечь внимание от денежного вопроса, добавил: – А Алва и его дружки хотели его у меня отнять.
Пришлось малость приврать, чтобы звучало посерьёзнее. А то говорить, что просто обзывались непонятными словами... вдруг это ещё и не обзывательство, а просто что-нибудь такое, по-кэналлийски?
– Даже так?! – рыжие брови Манрика поползли вверх. – Ну, это уже ни в какие ворота не лезет... Пошли, покажем им, где кошки зимуют! – Леопольд вскочил на парапет и грозно взмахнул рукой.
Август с тревогой проводил взглядом зажатую в кулаке приятеля игрушку и уточнил:
– Ты предлагаешь... драться?
– Ну... – Леопольд слегка задумался, потом тряхнул рыжими кудрями: – Да, а что? Нас же всё-таки двое.
– А их четверо, – постарался образумить приятеля Август. – Алваро старше нас и сильнее.И Альмейда тоже. Лучше найти другой способ им отомстить.
– Думаешь? – Манрик закусил губу. Ему очень хотелось поквитаться с "кэналлийскими задаваками", но в душе он явно разделял опасения своего нового знакомца. – А какой?
– Надо подумать, – улыбнулся Август.
***
…И они стали думать. Впрочем, быстро выяснилось, что прийти к согласию у новых приятелей шансов не много. Август предпочитал действовать осторожно и наверняка. Леопольд хотел всего и сразу. От планов Августа (включающих пункты а) подслушать; б) подсмотреть; с) подложить и д) рассказать) Леопольд закатывал глаза и надувал щёки. От планов Леопольда Август приходил в ужас. Неизвестно, до чего договорились бы два юных виконта, но, видимо, Леворукому надоели их препирательства, и он решил повернуть всё по-своему.
– Эй, смотри-ка! – оборвал вдруг сам себя на полуслове Манрик и указал на подходившую к фонтану с другой стороны девочку. – Это же… не помню, как её зовут, но она сестра одного из кэналлийских задавак!
Август азартно засопел и попытался запихнуть своего зверя, с которым по-прежнему не расставался, в карман курточки. Имя девочки он сразу же вспомнил, но ценной информацией решил до поры-до времени не делиться – вдруг ещё самому пригодится?
Девочка, между тем, направилась прямо к ним. Подошла, тронула кончик толстой чёрной косы, улыбнулась приветливо:
– Здравствуйте, мальчики. Вы не видели моего брата? Они с друзьями должны быть где-то здесь.
– Мы… – начал было Леопольд, но Август неловко выбрался из-за его спины, наступив при этом приятелю на ногу, и как мог учтиво наклонил голову.
– Сударыня, а кто ваш брат?
– Серхио… Серхио Салина, – девочка снова улыбнулась чуть виновато и повторила: – Он должен быть где-то здесь вместе с Алваро Алвой, Луисом Альмейдой и Диего Вальдесом. Папа послал меня найти их, потому что мы скоро уезжаем домой, на Марикьяру…
Манрик снова дёрнулся было что-то сказать, но Август ткнул его локтем и сделал страшные глаза:
– О, сударыня, но они же… Постойте, или вы не знаете? Да нет, не может быть, чтобы вам было это не известно!..
– Что мне не известно? – нахмурилась сестра Серхио Салины. – Мальчик, извините, вы говорите как-то непонятно.
– То, что они собирались делать сегодня, – страшным шёпотом выдохнул Август и замер в ожидании. Попадётся или нет? Знает или не знает?
Неизвестно, возможно, юной марикьярке и были известны какие-то братние тайны, но всё испортил Леопольд. Он презрительно скривил губы и хмыкнул:
– Да что с ней разговаривать? Ничегошеньки она не знает! Даже этот Алваро не такой дурак, чтобы доверять тайны девчонкам!
Август мысленно застонал и прижал к щекам ладошки. Маркиза Салина выпрямилась и отбросила за спину косы:
– Вы грубиян. И вы не смеете так говорить об Алваро! Дайте пройти.
– Я? Не смею?! Я?!! – Манрик покраснел густо и стремительно и сделал шаг вперёд, заступая дорогу девочке.
– Дайте пройти! – серые глаза гневно сузились.
– Ой, ой, я испугался! А если не дам?
Вскинув голову, сестра Серхио пошла прямо на Леопольда. Тот, стушевавшись, отступил было на шаг, потом спохватился, снова прыгнул вперёд и с силой толкнул девочку в грудь.
Она вскрикнула от неожиданности, взмахнула руками, пытаясь удержать равновесие, и ухватилась за Августа, точнее, за игрушечного зверя, которого он по-прежнему держал у груди. Виконт Шербкэ шарахнулся назад, раздался треск, и игрушка разделилась на две неравные части. В руках Августа остался только тощий грязно-жёлтый хвост.
Август с ужасом посмотрел на последствия чудовищной катастрофы и заревел. В тот же момент что-то крепко стукнуло его по шее; Леопольд, получивший такую же затрещину, отлетел на несколько бье и растянулся на дорожке, девочка снова вскрикнула, на этот раз радостно, а когда Август кое-как проморгался, то увидел прямо перед своим носом кулак Алваро Алвы.
– Вы хуже крыс! – выпалил ему в лицо сыночек властителя Кэналлоа, но бить Штанцлера не стал, развернулся на каблуках и взял за руку девочку.
– Не бойся, Лола. Они тебе ничего не сделают. Они сейчас извинятся перед тобой.
– Угу, – согласно кивнул Серхио Салина, неласково трогая носком башмака всё ещё лежащего на земле Манрика.
А маленький Вальдес презрительно оттопырил нижнюю губу и звонко фыркнул.
Август посмотрел в дышащее яростью лицо Алвы и приготовился умирать. Но в этот момент Леворукий выпустил на сцену новое действующее лицо.
– Что здесь происходит? – поинтересовался высокий худощавый мужчина лет сорока в чёрно-синем колете. – Алваро, потрудись-ка объяснить, что всё это значит?
– Ничего, отец, – нагло соврал тот.
– Ничего? – Родриго Алва поднял бровь, что придало его лицу удивительно насмешливое выражение. – А почему эти молодые люди в таком плачевном состоянии? Серхио, помоги юноше подняться… Вот так… Господа, – обратился он к Манрику и Штанцлеру, – может быть, вы поделитесь своей версией событий?
Август снова завсхлипывал. По правде сказать, при появлении взрослого он почти успокоился, и плакать уже не хотелось, но так было убедительнее. Сквозь слёзы мальчик сообщил, что они с Леопольдом никого не трогали, когда четверо кэналлийцев налетели на них, как вор… то есть коршуны, побили, порвали его игрушку… – тут он всхлипнул уже по-настоящему.
Господин Родриго обернулся к сыну и что-то сказал по-кэналийски. Алваро быстро ответил, остальные мальчишки закивали, но вмешаться в разговор не решались. Девочка оказалась смелее.
– Соберано… дор Родриго, но это же неправда! Они… эти мальчики… они что-то хотели от меня, потом стали говорить… нехорошее про Алваро, а потом вот он, – Долорес указала на размазывающего по лицу грязь насупленного Манрика, – меня толкнул… И тогда я правда порвала второму мальчику игрушку, но я нечаянно. Вот… – она протянула многострадального зверя Штанцлеру, но Родриго ловко перехватил её руку на полдороги.
– Всё так и было? – спокойно спросил он, обращаясь сразу ко всем.
– Да.
– Да, соберано.
– Да.
– Да, отец.
– …Да, – буркнул после непродолжительного молчания Манрик и снова отчаянно покраснел.
– Молодой человек? – властитель Кэналлоа вновь иронично приподнял бровь.
– Н-но… – попытался было сказать что-то трясущийся от страха Август.
– С вами всё ясно, юноша, – кэналлиец сунул ему игрушку и усмехнулся. – Забирайте своего ызарга и идите. Только потрудитесь извиниться перед Долорес.
***
Виконт Манро и виконт Шербкэ невнятно пробубнили извинения и поспешно удалились. Из кармана Августа торчал длинный тощий жёлто-коричневый хвост.
Долорес задумчиво посмотрела им вслед и куснула кончик косы.
– Всё-таки жалко его.
– Этого гусака? – возмутился её брат.
Девочка замотала головой:
– Нет! Его ызарга! Он теперь без хвоста… А он же не виноват, что его хозяин такой… гусь!
Мальчишки рассмеялись. Соберано Родриго, покачав головой, велел им не задерживаться и ушёл.
Кэналлийцы немного помолчали, переживая всё случившееся. Алваро, всё ещё стоявший рядом с Долорес, вдруг выпалил:
– Хочешь, я поймаю тебе настоящего ызарга?
Долорес Салина улыбнулась, отчего на щеках её появились ямочки, и взяла его за руку:
– Хочу.

@темы: отблески этерны, Штанцлер, ОЭ, Алваро Алва

URL
Комментарии
2015-10-18 в 18:45 

Персе
третий радующийся
каждый фик про штанцлера прибавляет мне год жизни :heart: хдд

спасибо, маленький штанцлер невероятно милый ))

2015-10-18 в 21:55 

nica-corey
Персе, ну да, подленький только, а так милый)))

URL
2015-10-18 в 22:35 

А зачем комменты трете?

URL
2015-10-18 в 22:55 

nica-corey
Гость, мне неприятна Ваша агрессия. Отвечать в том же тоне я не хочу, как и вступать с Вами в дискуссию.
И, простите, это моя территория, на которой я вправе поступать так, как мне удобно.

URL
2015-10-19 в 03:42 

Enco de Krev
Я твой ананакс (C) || Мне нравилось сжимать оружие в руках: так было спокойнее, словно под металлическим пледиком (C)
Вроде бы душа говорит: "Милота-милота", но тень подличания проступает даже сквозь эту милую обертку.
В любом случае, аушка очаровательная, а Штанцлера очень жаль. Верится, что если бы у него были друзья, он бы не стал заниматься всякими гадостями)

2015-10-19 в 11:21 

nica-corey
Enco de Krev, тень подличания проступает даже сквозь эту милую обертку. - если Вы про юного Августа, то там даже не тень))
Вообще никогда не думала, что напишу текст, где будет жалко Штанцлера. А поди ж ты. А что касается друзей... ну, никто же ему не мешал играть с другими детьми, а не подстраивать им каверзы) Вон, Манрика никто не гнал, он сам разобиделся, что командовать не дают, и ушёл))

URL
   

Заметки на полях

главная