Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:02 

Раймон, или Вороний ветер. Часть 1, глава 4

nica-corey
Поместье Валмон, два дня спустя.
Кэналлийцы въехали во двор уже в сумерках. Разглядев в окно держащегося против обыкновения в середине отряда Рокэ, Марсель удовлетворённо вздохнул и спустился вниз, на ходу отдавая последние распоряжения слугам. Спустился как раз вовремя, чтобы с некоторым удивлением увидеть, как один из стрелков эскорта бережно снимает с седла крепко спящего мальчика лет восьми.
– Рад тебя видеть, – Рокэ был деловит и собран, но виконту отчего-то показалось, что маршалу хочется свалиться в кресло перед камином и выпить пару-тройку бутылок «Чёрной крови». Не отрываясь. – Хавьер, мальчик спит?
– Да, соберано.
– Марсель, будь любезен, продемонстрируй ещё раз свою способность не удивляться ничему со мной связанному. Этого юношу нужно уложить в постель. И, пожалуйста, не со слугами. Можно в моей спальне, тем более, что я всё равно спать не намерен.
– Это лишнее, герцог, – Марсель и не заметил подошедшей жены. – Неужели мы не найдём места для одного ребёнка? Сударь, прошу вас за мной.
Хавьер с мальчиком на руках удалился следом за Еленой, остальной эскорт словно растворился в стремительно сгущавшейся темноте. Привычные к кэналлийским гостям слуги своё дело знали и делали его отменно.
– Не желаешь лично проследить, как и кого мы устроили? – невинно поинтересовался Марсель.
– Это вряд ли. Не доверять гостеприимству Валмонов глупо и недальновидно, – Рокэ усмехнулся, но как-то невесело, и быстро провёл ладонями по лицу. – Так что я желаю привести себя в порядок, выпить и поздороваться с твоим отцом и супругой.
– С Еленой ты только что виделся.
– Тем более я должен засвидетельствовать ей своё почтение и извиниться. Чтобы не обидеться после такой встречи, нужно быть… урготской принцессой.
– Она не может на тебя обижаться ещё с тех пор, как ты в первый раз притащил ей лилии на день рождения. Между прочим, ни один из моих подарков такого неизгладимого впечатления не произвёл!
– Если это и в самом деле так, я сожалею, но, думаю, ты ошибаешься. Чего стоит только бакранское платье или верховой козёл, я уж не говорю о холтийских диковинках, которые не могли не поразить впечатления её высочества.
– Именно! Ты забыл ещё щенков, и не один раз. И всё это вместе взятое не перевешивает каких-то жалких гоганских лилий. Воистину, нет ничего загадочнее женского сердца. Ты голоден? Ужин подадут через час, как раз успеешь вымыться. Ужинать будем втроём, почтение папеньке засвидетельствуешь завтра. Ему нездоровится.
Ужин прошёл за милейшим разговором о варастийских буднях и обменом столичными новостями. Рокэ между делом поинтересовался, как дела в Урготе, Елена пожаловалась, что давно не была дома и скучает, Марсель на всякий случай закатил глаза и заявил, что маршал может делать с ним что угодно, но один к Фоме он не поедет. Рокэ рассмеялся и заверил, что у него такого и в мыслях не было.
Виконт был уверен, что Алва ждёт возможности поговорить наедине, однако когда Елена, извинившись, поднялась, Рокэ покачал головой:
– Ваше высочество, у меня нет от вас тайн. Во всяком случае, не сегодня.
– Я это ценю, но мне в самом деле нужно к детям, – Елена мягко улыбнулась, поправляя на плечах алатскую шаль. – Они не любят засыпать без меня… И, герцог, сколько можно вас просить, не называйте меня «высочеством».
– Простите, дора Елена, – Рокэ, тоже улыбаясь, поцеловал тонкие пальцы. – Я исправлюсь.
– И почему я вам не верю?
Дверь за женой закрылась, вышколенные папенькой слуги убрали со стола, а Рокэ молча потягивал вино и смотрел в темноту за окном. Что он там видел – кошки его знают, но, видимо, это было очень увлекательное зрелище, поглотившее маршала целиком. Вот всегда с ним так – наведёт таинственности и замолчит, а ты разгадывай…
Марсель уже начал придумывать, с чего начинать, но Рокэ, наконец, соизволил оторваться от окна и заговорил:
– Мальчик, который со мной приехал – мой сын.
Виконт кивнул. Не то чтобы он совсем не удивился, просто чего-то подобного можно было ожидать. Алва неизвестно чему усмехнулся – не то реакции Валме, не то собственным мыслям и продолжил, сосредоточенно изучая ободок бокала:
– Поскольку других наследников у меня нет, я решил его официально признать.
– Думаю, регент с пониманием относится к твоей просьбе, – кивнул Марсель. Ему не слишком-то верилось, что сам факт появления в его жизни незаконного ребёнка так выбил Рокэ из колеи, однако других причин пока не находилось, и это беспокоило.
Алва поморщился:
– Для Кэналлоа будет достаточно моего слова, с талигойскими законами сложнее, но я разберусь… побочные ветви мне не нужны, мальчишка будет считаться моим сыном и получит все права и титул.
Подобного чадолюбия Марсель от маршала не ожидал, но мало ли… В конце концов, это у него, виконта, ещё живые родители, братья, жена и почти трое детей, а у Алвы – никого, а тут свалившийся на голову ребёнок, можно и возрадоваться. Хотя на особенно возрадовавшегося Рокэ не похож.
– Прости за бестактный вопрос, но кто его мать?
– Жительница славной Бакрии, имени я, уж извини, не знаю. Она принимает не слишком много участия в жизни мальчика, последние четыре года он провёл в Тронко. Коннеровский приёмыш… Там я его и нашёл.
– Тогда что тебя так беспокоит? У дамы, судя по всему, к тебе никаких претензий, ты, наконец, заполучил наследника… Славный малыш, насколько я успел разглядеть. Сколько ему сейчас, не соображу. Лет семь или восемь?
– На Весенние Скалы исполнилось десять.
– Тоже неплохо, значит, что-то уже понима… Постой, ты сказал – десять? – Марсель нахмурился. Концы с концами не сходились, и в душе заскреблось отвратительное предчувствие чего-то непонятного.
– Именно, Марсель. Я стал отцом ещё в первую кагетскую кампанию. Точнее, после неё.
– Леворукий…
– Боюсь, мой предок Ринальди тут не при чём. Он действует попроще, знаешь ли – на такое у него просто не хватило бы фантазии.
– Рокэ, прости, но ты уверен…
– Не извиняйся. Уверен. Обстоятельства его зачатия были весьма… выдающимися и потому запомнились многим. Да и к тому же сам посмотришь утром – фамильные черты налицо. Правда, похож не столько на меня, сколько на Карлоса, но в то, что брат возвращался… оттуда, где он сейчас пребывает… не поверю даже я. Тем более, это всё равно не отменяет того факта, что на Изломе у меня был наследник.
– На Изломе у тебя был наследник… – Марсель встал, прошёлся по комнате, остановился у пресловутого окна, потянул носом. Из сада пахло каким-то цветами и водой. Сбежавшие из Оллариии крысы, взбесившийся город, «когда последний император покинет империю»… – Рокэ, а проклятье? Выходит, оно не действовало?
– Каррьяра! – Ворон с силой ударил ладонями по столу, подскочили и обиженно звякнули бокалы. – Я не знаю! Не знаю!
– Извини. – Да что с ними такое? Рокэ кричит, он сам через слово просит прощения…
– Не стоит. – Рокэ поднялся, встал рядом, тронул штору. Он снова был спокоен, по крайней мере внешне, только где-то в глубине синих глаз плескались усталость и тревога. – Но я действительно не знаю, что тебе ответить, Марсель. Я не был последним в роду. Я не был… последним императором, когда покинул империю. И однако в моё отсутствие нашему миру едва не пришёл конец.
...А самому тебе пришлось пройти через всё, уготованное последнему Ракану, но об этом ты, конечно, не скажешь, мысленно закончил фразу Марсель.
Марсель пододвинулся ближе к Рокэ. Теперь они почти соприкасались плечами, глядя в смутно чернеющие в саду деревья. Молчали, прихлёбывали время от времени вино. Получалось почти синхронно.
– Как его зовут? – поинтересовался спустя какое-то время виконт.
– Раймон. На бакранском имя звучит иначе, но он уже привык.
– И как Раймон воспринял превращение из адуана в маркиза?
По губам Алвы скользнула лёгкая улыбка:
– Без энтузиазма. Заявил, что читать и писать уже умеет, а стрелять и фехтовать его научит дядя Клаус, так что титул и прочая чушь ему нужны, как козлу платье.
– Умный малыш, – кивнул Марсель. – Каким образом тебе удалось его уговорить?
– Сам не знаю, – Рокэ шевельнулся, не то вздрогнул, не то пожал плечами. – Признаться, я был уверен, что он со мной не поедет.
Валме против воли усмехнулся, представив противостояние двух Алва. Если малыш упрям так же, как его отец, Талиг ждут весёлые времена…
– Дети – это неплохо, – подумав, признал виконт. – Я бы даже сказал, хорошо… С ними уютно, они забавные. Конечно, порой немного шумные, но твой всё-таки старше, и вряд ли он будет полчаса орать только потому, что ему не дали жевать собачий хвост. Не то чтобы мы с Котиком возражали, но вот Елена почему-то была против…
Рокэ негромко рассмеялся, лицо его на миг приобрело то непривычно мягкое выражение, с которым он иногда смотрел на Елену.
– Когда вы ждёте пополнения?
– Через три месяца. Врачи говорят, будет мальчик… Это, конечно, радует, но Бертиля я пока что отдавать Фоме не собираюсь.
– Вот и хорошо, – всё так же мягко улыбаясь, кивнул Ворон. – Пусть набирается ума с вами… Марсель, жене расскажешь всё, что сочтёшь нужным. История Раймона если для кого-то и секрет, то не для её высочества…

***
В наступившей тишине об пол звонко брякнулась вилка. Сидящий за столом худенький черноволосый мальчик дёрнулся было, чтобы нырнуть под скатерть и поднять её, но споткнулся о взгляд Первого маршала Талига и остался на месте, только слегка втянул голову в плечи.
Прочие сотрапезники промах мальчика деликатно не заметили, как не замечали до этого каплю соуса рядом с его тарелкой – впрочем, тут же ловко подобранную пальцем и слизанную. Мальчик, однако, всё равно чувствовал некоторое неудобство – это было очевидно, потому что он ёрзал на стуле и поглядывал искоса то на господина маршала, то на хозяйку дома, словно пытаясь сообразить, от кого ждать помощи или взбучки.
Марсель с нескрываемым интересом наблюдал за алвовским наследничком. Малыш ему нравился – тоненький, быстроглазый, с хорошей улыбкой, походивший если и не на самого Рокэ, то явно на кого-то из его семьи, он обладал поистине бакранско-адуанской непосредственностью. Виконта это и забавляло, и трогало, однако в глубине души он понимал, что Алва вряд ли разделяет его чувства.
Впрочем, для впервые оказавшегося за графским столом юный Раймон держался весьма неплохо, хоть и был явно озадачен оказавшейся перед ним уймой приборов. Марсель заметил и эту растерянность, и взгляды, которые мальчик время от времени бросал на маршала, и то, как Рокэ глазами то останавливал собравшегося в очередной раз согрешить против этикета сына, то указывал ему, за что хвататься. Кажется, несмотря на все сложности, взаимопонимание между отцом и сыном Алва всё-таки существовало.
…– Господин Раймон позволит?.. – Себастьен склонился перед мальчиком в вежливом поклоне, указывая рукой на блюдо с чем-то весьма аппетитным.
– Что? Ой, да, конечно! – мальчик тряхнул головой, улыбнулся – так знакомо! – и, ухватившись за блюдо обеими руками, пододвинул его поближе к растерявшемуся Себастьену. – Берите, сударь, это очень вкусно!
Ошарашенный слуга замер немым знаком вопроса. Приехавший утром Готье старательно закашлялся, спрятавшись за салфетку. Елена прикусила губу – сочувствовала малышу, в этом Марсель был уверен. Безмятежно-синий взгляд Алвы скользил куда-то поверх головы его ребёнка. Хвала Леворукому, матери и папеньки за столом нет!
Надо было что-то делать, и Марсель не удержался.
– Берите, Себастьен, – он одобрительно кивнул слуге, и указал на злополучное блюдо. – Господин Раймон рад вас угостить.
– Н-но я… – надо же, он думал, у вышколенных папенькой слуг нервы должны быть покрепче, а тут всего-то один юный адуан-маркиз, и всё!
– Себастьен непременно это попробует, – Елена, бросив быстрый и неласковый взгляд на мужа, мягко наклонилась к мальчику, – но сейчас он хотел бы положить это на твою тарелку. Ты же не против?
– А… ладно… то есть я не против, – смутился Раймон.
Елена коснулась его плеча и ободряюще кивнула, предлагая вернуться к трапезе. Остальные, кажется, тоже успокоились. Мальчик попытался перехватить взгляд Алвы, но тот упорно смотрел куда-то сквозь него. Раймон, покрасневший, как маков цвет, отложил поданную ему чистую вилку и сидел, не притрагиваясь к высящейся на его тарелке горе вкусностей. Марселю стало его жаль, и виконт, поймав взгляд мальчика, подмигнул. Раймон тяжело вздохнул…

***
Из переписки Первого маршала Талига Рокэ Алвы и регента оного же Талига Лионеля Савиньяка.

15 день Летних Скал, графство Валмон.
Ли, приветствую!
Обстоятельства складываются так, что я вынужден изменить свои планы и, миновав столицу, отправиться в Алвасете. В Варасте и на Кадельском рубеже всё спокойно, подробности тебе передаст при личной встрече Марсель – он окажется в столице раньше меня.
Рокэ Алва.

21 день Летних Скал, Оллария.
Видимо, я должен сказать тебе спасибо, господин Первый маршал, что ты изволил хотя бы предупредить меня о смене своих планов?
Росио, мне не нравится, когда ты ввязываешься во что-то непонятное, и ещё меньше мне нравится, когда ты темнишь и не считаешь нужным что-то объяснить.
Каких кошек и откуда ждать на этот раз? Судя по тому, что ты бросаешься домой – это мориски? Марикьяра требует независимости? В Улаппе свергли герцога и собрали дуксию?
Лионель, пока ещё регент этой страны.

4 день Летних Молний. Приморская Эпинэ.
Ли,
Ты был настолько занят, что попросил ответить на моё письмо Эмиля? Я переживу, но лучше этим не злоупотреблять.
На Марикьяре и в Улаппе всё спокойно, в Южной Дигаде – вряд ли, но такие уж там нравы, мне казалось, ты это знаешь. На тот случай, если и это тебя заинтересует – в Ардоре, насколько я знаю, тоже тишина и покой.
Мой отъезд связан исключительно с моими личными делами.
Я всё объясню, как только появлюсь в столице.
Рокэ.
P.S. Не набрасывайся на Валме – если ты его убьёшь, мы лишимся слишком хорошего дипломата, оно того не стоит.

13 день Летних Молний. Оллария.
Господин Первый маршал, вы должны понимать…
Герцог Алва! Должен заметить, что Вы…
Рокэ, Леворукий тебя…

Приедешь – убью.
Ли.

запись создана: 07.02.2016 в 14:04

@темы: фанфики, Раймон, ОЭ

URL
Комментарии
2016-02-18 в 23:33 

grachonok
Очень любопытно, и читается легко:). Дальше ведь будет?:)

2016-02-19 в 00:23 

nica-corey
grachonok, да, будет) Спасибо)
Я за пару дней всё, что на сегодняшний момент написано, выложу. А потом медленнее будет, потому что новые главы писать не успеваю пока(

URL
2016-02-19 в 13:09 

Марсель/Елена :heart:

Чего стоит только бакранское платье или верховой козёл
Хочу видеть Елену на боевом козле! И лучше сразу в бою...

– Леворукий…
– Боюсь, мой предок Ринальди тут не при чём. Он действует попроще, знаешь ли – на такое у него просто не хватило бы фантазии.

А комментарии самого Ринальди будут?

– Рокэ, а проклятье? Выходит, оно не действовало?
– Каррьяра! – Ворон с силой ударил ладонями по столу, подскочили и обиженно звякнули бокалы. – Я не знаю! Не знаю!

Это хороший вопрос :)
Если бы Рокэ действительно был последним в роду, они бы сейчас не разговаривали, поскольку конец света наступил бы 8 лет назад. Раз не наступил - Рокэ не последний...

и вряд ли он будет полчаса орать только потому, что ему не дали жевать собачий хвост.


Переписка с регентом прекрасна :D

URL
2016-02-19 в 14:20 

nica-corey
Гость, А комментарии самого Ринальди будут?
Матерные?)) С криками: "Это у меня не хватит?! Да я!.. Да ты!.. Ты как о пра-пра-пра...дядушке отзываешься, сопляк!"?:-D Нет, Ринальди у меня тут не планируется)

Если бы Рокэ действительно был последним в роду, они бы сейчас не разговаривали, поскольку конец света наступил бы 8 лет назад. Раз не наступил - Рокэ не последний... - как и какой ценой удалось избежать конца света - этого мы ведь не знаем) А то, что проклятье-то действовало, вроде бы очевидно. Вот и ломает человек голову.

URL
   

Заметки на полях

главная